«Venture – рискованное начинание»

Кратко процесс венчурного финансирования можно описать следующим образом: венчурный фонд  выкупает часть акционерного капитала компании-объекта инвестирования. При этом юридическое лицо – управляющая компания фонда – пользуется финансовыми средствами одного либо нескольких инвесторов. Используя эти средства, компания-объект развивается, увеличивая при этом свою стоимость. Через некоторое время управляющая компания осуществляет обратный процесс обмена приобретенных ей акций на денежные средства, фиксируя свою прибыль от данной инвестиционной сделки.


Такая схема, впервые возникшая в США в 50-60 годы ХХ века, предоставила революционную по тем временам возможность получения средств на свое развитие тем предпринимателям, для которых иные пути финансирования были просто недоступны. В качестве хрестоматийных примеров освоения венчурного финансирования компаниями, находившимися на начальном этапе развития, часто приводят таких гигантов, как Microsoft, Intel, Apple или Sun.

Итак, финансирование, полученное от фонда, направляется на приобретение части акционерного капитала компании-объекта. Такое финансирование называется акционерным (equity financing) и обычно противопоставляется долговому финансированию (debt financing). Фонд может осуществлять также и долговое финансирование компании-объекта, например, путем выкупа выпущенных ею конвертируемых облигаций (подобный механизм снижает риски Фонда).

С точки зрения венчурного инвестора, в истории компании-объекта инвестирования можно выделить несколько стадий:


  1. Бизнес-идея (seed stage) – маркетинг идеи, предложение «пилотных» образцов товара/услуги;

  2. Создание бизнеса (start-up stage) – переход к полноценному функционированию бизнеса;

  3. Стадия роста (expansion stage) – освоение новых производственных мощностей, рост численности персонала;

  4. Расширение (mezzanine stage) – завоевание доли рынка, стабилизация прибыли;

  5. Стадия ликвидности (liquidity stage) – возникновение у бизнеса реальной рыночной стоимости (выгодная возможность прямой продажи акций или проведения IPO).

Венчурное финансирование может быть осуществлено уже на первых трех стадиях развития, тогда, как традиционное долговое финансирование, в лучшем случае – на трех последних.

К венчурным фондам идеологически вплотную примыкают так называемые фонды прямых инвестиций – ФПИ. Деление между венчурными фондами и ФПИ – скорее вопрос еще не устоявшейся среди специалистов терминологии. Считается, что для ФПИ характерно стремление приобретать исключительно контрольный пакет акций, тем самым фактически переключая на себя оперативное руководство компанией и беря полную ответственность за ее судьбу (роль стратегического инвестора).

Принимая такое деление, можно сказать, что в настоящее время, в России работают как действительно венчурные фонды, так и ФПИ, называющие себя венчурными фондами. Говоря о венчурных фондах, я подразумеваю фонды, приобретающие долю акций компании-объекта в размере менее контрольного пакета. Особенностью такой схемы является отказ от возложения на себя рисков по управлению компанией.

В отличие от стратегического инвестора, венчурный (портфельный) инвестор не хочет, да и не может принять на себя всю тяжесть управления непрофильным для себя бизнесом, ежедневно занимаясь решением вопросов оперативного характера. Однако в России есть фонды, финансирующие Интернет-проекты на ранних стадиях, которые за посевные инвестиций выставляют довольно жесткие условия по операционному управлению компанией.

Первоначальная «американская» модель венчурного финансирования («один инвестор – одна компания-объект») претерпела изменения. В настоящее время распространена схема, когда объединенные (синдицированные) средства нескольких инвесторов поступают под управление фонда, распределяющего их между несколькими проектами. Такая диверсификация снижает общий показатель рисковости деятельности фонда, и фонд может демонстрировать хорошие результаты, даже если некоторые из его проектов окажутся не очень успешными.

Единственный вопрос, волнующей инвесторов фонда – будет ли достигнута большая, 5х-10х кратная доходность от вложений, чем при использовании альтернативных финансовых инструментов. Поскольку основной задачей инвестиционной сделки является быстрый рост капитализации компании-объекта и резкое увеличение ключевых показателей. Причем инвесторы предпочитают, чтобы компания реинвестировала свою прибыль, а не распределяла ее среди акционеров (в число которых входит и фонд).

Цель же получателя инвестиций – получить их без внесения в качестве обеспечения материальных ценностей, которых у него обычно и нет, развить свою компанию, заработать как на росте ее стоимости, так и путем генерации чистого дохода и, в результате, сохранить над ней полный контроль, оставшись владельцем собственного дела. Поэтому фонд часто воспринимается предпринимателем негативно – в качестве капиталиста, ориентированного лишь на извлечение прибыли из инвестиционной сделки.

В свою очередь, венчурный фонд, с одной стороны, является безусловно зависимым и подконтрольным со стороны своих инвесторов, каждый раз болезненно реагирующих на любой промах компании-объекта. С другой стороны, сам фонд, обычно выступающий, напомним, миноритарным акционером компании-объекта, обладает ограниченными возможностями по влиянию на ее оперативную деятельность и на вопросы распределения прибыли.


Венчурный бизнес в России

Начало истории развития венчурных фондов в России было положено в апреле 1993 года в Токио, где представители G8 («Большой восьмерки») договорились о выделении России средств на развитие венчурных проектов под эгидой ЕБРР. Общую сумму, составившую около 500 млн. долларов, предполагалось разделить между венчурными фондами, подконтрольными ЕБРР и организованными в России по региональному принципу (так называемые «региональные венчурные фонды»). Первый фонд был создан в 1994 году, последний по счету (одиннадцатый) – в 1996-м. Практика показывает, что фонды ЕБРР ориентируются на инвестирование в компании среднего размера, находящиеся главным образом на стадии расширения.

Определить общее число венчурных фондов, присутствующих в настоящее время в России, довольно трудно в связи с тем, что далеко не все из них являются активными. Считается, что количество существующих фондов – от 40 до 80, причем, активно действующих из них – не более 20. Общий объем привлеченных фондами средств составляет приблизительно от $3 до $5 млрд. .

В 2015 г. 160 сделок с участием фондов и бизнес-ангелов раскрыли финансовые показатели. В денежном выражении объем инвестиций составил $135 млн. .


Российская специфика такова, что организовать системный подход к нахождению проектов и получить для анализа стабильный поток инвестиционных предложений довольно сложно. Нельзя сказать, что у дверей российских инвестиционных фондов стоит очередь из руководителей компаний, способных внятно ознакомить фонды с сутью своих предложений и представить хотя бы первичные доказательства состоятельности своих проектов.

С другой стороны, степень информированности широких слоев бизнеса о деятельности инвестиционных фондов по-прежнему оставляет желать лучшего. Автору, например, не знаком ни один печатный либо электронный источник информации, который бы предоставлял регулярно обновляемые, соответствующие действительности списки инвестиционных проектов, с указанием их основных финансовых показателей и доступных контактов.

Поэтому приходится констатировать, что сегодня в России для нахождения инвестиционных проектов «все средства хороши» – личные контакты, проактивный поиск (встречная подготовка инвестиционных предложений), участие в выставках и семинарах, поиск проектов через Интернет и т.д.

Краткие результаты исследования венчурного рынка РФ сделала компания J'son & Partners Consulting. С обзором итогов 2015 года можно ознакомиться здесь.


Венчурный бизнес в США

Что касается состояния на западном фронте венчурного бизнеса, то приведу выдержки из исследования редактора блога компании Mattermark, в ходе которого автор попытался ответить на такие вопросы, как: «Правда ли, что венчурные капиталисты перестают вкладывать средства так же активно, как раньше?», «Верно ли, что индустрия находится в "пузыре"?» — и другие.

Автор материала исследовал 25 различных регионов США. По его словам, общий объём сделок в этих регионах в первом квартале 2016 года по сравнению с первым кварталом 2015 года сократился на 5,5% (в долларовом эквиваленте), однако при этом вниз показатели «потянули» в основном не сделки на посевной стадии, а инвестиции в раундах В. Их объём упал на 10,3%.

1650.jpg

Общее количество сделок сократилось на 4,55%. Самое большое падение (10,6%) наблюдается на стадии В.
Более детальное представление, дает исследование каждого из регионов по отдельности. Объём сделок в первом квартале 2016 года по сравнению с первым кварталом 2015 года упал до 81%. В долларовом эквиваленте самое большое падение в первом квартале 2016 года (более $420 млн) пережила область залива Сан-Франциско (Bay Area).

В большинстве из представленных выше регионов снизилось и количество сделок. В некоторых случаях оно упало более чем на 50%.

Среди регионов, в которых объём сделок значительно вырос — Бостон, Сан-Диего, Даллас, Детройт и другие:

При этом во многих из представленных регионов (например, в Сан-Диего, Канзасе и Сент-Луисе) в первом квартале 2016 года инвестиции привлекло множество компаний, уже получавших финансирование в этих регионах в 2015 году. «Иными словами, стартапы не видят причин покидать эти города», — уточняет автор.

То, что некоторые инвесторы в начале 2016 года пересмотрели свой подход к финансированию — правда. У многих стартапов возникли трудности в привлечении новых инвестиций. Из трех крупнейших стартап-экосистем США, только в Нью-Йорке наблюдается скачок активности по венчурным сделкам. За Q1 2016г. их заключено 149. В венчурной гавани Калифорнии и Массачусетса более умеренная ситуация.

Однако в США есть множество быстро развивающихся регионов, которые вселяют оптимизм.

Техас. Еще одно относительно светлое пятно на теле венчурного бизнеса США. Количество сделок при поддержке VC выросло на 73% до 57.

В заключении хочу добавить, что, несмотря на замедление темпов роста американской экономики и сокращении финансирования венчурных сделок по всему миру в Q1 2016г.



этот рынок будет динамично развиваться и в дальнейшем, а действующие на нем инвесторы, безусловно, смогут рассчитывать на получение высокой прибыли.



4163113.png

4163113.png